Процесс. Прочти, чтобы не стать следующей жертвой


24 липня 2011р. 18:45

Процесс. Прочти, чтобы не стать следующей жертвой

Пострадавшие: Мигулев Алексей Юрьевич,  Мигулева Нина Михайловна

МИАР:

  1. Моргун  Александр Сергеевич
  2. Микулич Иван Емельянович 
  3. Прокопенко Олег Николаевич
  4. Караштефан Александр Васильевич
  5. Нагоргый Андрей Викторович

Судьи:

  1. Судья Гранин Виталий Львович – во время  описанных событий – председатель Ильичевского районного суда г. Одесса, в настоящее время  - Председатель совета судей

Одесской области

Объект мошенничества:  кооперативная квартира  по проспекту Шевченко в  Одессе.

События начались в октябре 2001 года и длятся до наших дней.

Истории о мошенничестве сродни фильмам  ужасов.  Драйв и адреналин в уютной  домашней обстановке  и внутренний успокаивающий голос: «Со мной такое никогда не произойдет, я бы так легко на удочку аферистам не попал бы»  И люди правы.  В нормальной обстановке, нормальный человек  - не подходящий объект для мошенников.  

Но когда случается беда,  когда  человек остается в одиночестве,  он, как живой организм потерявший иммунитет,  беззащитен.  И дело только во времени,  когда  чума –махинатор присосется  к своей потенциальной жертве.    

Алексей Юрьевич Мигулев осенью 2001 года похоронил  сначала  бабушку, а через 10 дней отца и остался один.  Жена с дочерью ушли еще раньше.  Работы тоже нет – кому неудачник нужен? Жизнь не удалась.  И когда  с сочувствием  и бутылкой повадился навещать сосед,  как не перепутать сочувствие  с интересом  к своей квартире?   Сосед  с  не иссякающей бутылкой, он же Моргун Александр Сергеевич   быстро превратился в закадычного друга и взялся решать насущные проблемы Алексея  и тут же устроил  его на работу.  Благими намерениями устлана дорога в ад.  Моргун привез Алексея в  офис «МИАР» на Преображенскую, 88  и познакомил с «хозяином» Микуличем Иваном  Емельяновичем.   Помещение явно требовало  ремонта – вот и работа.  Только если обычный  работодатель пьянку не поощряет, то здесь   приветствуется  бодрый дух,  а где ж его взять без бутылки?   Хозяева не только не возражали против пьяненького работника, а и сами подливали.  И зарплату обещали не гривнями платить, а долларами – 150 в месяц.  После долгих жизненных невзгод на мгновенье  показалось, что жизнь улыбнулась  удачей. На мгновенье.   

Для трудоустройства хозяину потребовался паспорт Алеши  и заявление.  Но  войдя в  пьяненькое  положение   маляра,  утруждать работягу  канцелярщиной не стали.  Внизу листочка напиши: «Я, Мигулев Алексей Юрьевич, прочитал с написанным  согласен.  Паспорт серия___, №___, выдан Приморским ОВД, 26 мая 1980 г.  Мигулев А.Ю.»      

Но с 5 ноября события стали развиваться круче. В тот день не жалея для Алеши  спиртного,  попросили за 20 долларов   подъехать к нотариусу, чтобы «перекинуть»  на него одну квартирку.  Трудно отказать добрым  и щедро наливающим людям.    Когда  добрались  с Преображенской  до   офиса нотариуса на Вильямса,  пьяный Алеша  удивился, увидев свой паспорт в руках почтенной дамы.   Выпито много,   но удивительного  происходит столько, что поневоле трезвеешь.  К тому же мучают   угрызения совести,   что  вваливаешься  пьяный и  грязный, в строительной одежде,   в публичное место.   И  зачем понадобился  именно он для «перекидывания» квартиры?  Однако  нотариус а  Алешин вид не смутил,  бумажки на подкладывались  для  подписи с ловкостью фокусника.     «Перекидывали»  квартиру  на улице  Садовой  способом дарения.  Дарил Алеше квартиру  сотрудник  фирмы  «МИАР» Прокопенко  Олег  Николаевич. 

06 ноября дали внеочередной выходной.  Алеша отдыхал, а  МИАРовцы работали.  Подписанные Алешей бумаги преобразовывались в договора, расписки,  займы.  А вечером позвонили и вызвали на работу в почти праздничный день 7 ноября.  На завтра, не дойдя до офиса,  Алешу встретил еще один сотрудник МИАРа  Дмитрий.  Он и сказал,  что нужно зайти на Привоз и прикупить стройматериалы.  Только развернулись в сторону Привоза,  и  Дмитрий вспомнил, что надо зайти на минутку к знакомым  и попросил Алешу подержать баночку с  мутноватой жидкостью. 

А через  минуту  милиция задержала  Алексея Мигулева с  опиумом.

У нас в Одессе так получается, если человек попал в жернова прохиндеям,  много времени не надо, чтобы  жертву обобрать и  надежно  пристроить  на казенные харчи,  чтобы в дальнейшем под ногами не путался.  

Но нет горя без добра.  Алексею Мигулеву повезло.   Нина Мигулева  бывшего мужа в беде не бросила.  Настоящая жена бывшей не бывает. Ее титаническими усилиями уже через 3 дня Алексея  отпустили  по подписке о невыезде.  А  спустя время  дали  лишь  условный срок за хранение наркотиков.   Повезло.

Как бы хотелось поставить здесь точку,  только расхлебывать варево,  круто замешанное аферистами,  приходится до сегодняшнего дня.      

Первый же день на свободе принес море новостей.  Когда Алексей появился дома,  пришла  председатель кооператива и рассказала,  что в те дни, когда Алеша  куковал в КПЗ,  к ней,  председательше,  заявился  тип под фамилией Караштефан с доверенностью от Алеши и потребовал отдать, хранившиеся у нее документы на Алешину квартиру.    Мудрая женщина не поверила  бумажке с печатями и послала  прохиндея  Караштефана  куда подальше и тем самым спасла квартиру Мигулевых.  

Кутузка и свалившиеся новости  окончательно прочистили мозги. Стало  понятно,  что у нотариуса  подписывал не только  документы по  квартире на Садовой.  Всплыла  генеральная доверенность  Алеши  на имя  неизвестного  ему  Караштефана  Александра Васильевича  «на все имущество,  из чего бы оно не состояло и где бы оно не было», где были  предусмотрены все варианты  на все случаи их мошенничества.     Значит надо  вспомнить и разобраться,  что по пьяни было подписано и откуда ждать следующих неприятностей.

Да и неудача с арестом  Алеши  планы  и пыл  жуликов не изменила.  В то же вечер, когда Алексея выпустили из  КПЗ, «друзья» и «работодатели»  из МИАРа пришли домой к Нине – откуда только адрес узнали?  - и стали просто запугивать, угрожая ей  и  дочери.  Из этих угроз стало очевидно, что  цель прохиндеев  - их кооперативная квартира на проспекте Шевченко.   

Поэтому действовать начали с поиска нотариуса.  Алексей Мигулев  вместе с Ниной нашел ее офис  и потребовал отменить доверенность. Но ни тут-то было.  Миловидная женщина-нотариус  преобразилась в фурию,  и просто выгнала Алешу с Ниной вон.  И второй и третий визит к ней ничего не дали.  Только после жалобы в  главное управление юстиции в Одесской области  доверенность была отменена.

Ну,  теперь можно успокоиться или нет?  Решили  действовать хирургическим путем. Раз оглоедам приглянулась квартира на Шевченко, чтобы избавиться от самого объекта  мошенничества, решили квартиру продать. Ведь теперь Нина и Алексей  и  их  дочь  снова вместе.  И жить могут у Нины дома.     

И тут-то выяснилось , что на квартиру на проспекте Шевченко судом Ильчевского района наложен арест.  

Судебное дело найти оказалось не просто.   Не зная номера дела, что ты ищешь в суде?  Свою квартиру?   Нет, надо знать фамилии истца и ответчика.   Но даже не их  квартиру  на проспекте Шевченко оспаривали  истец Нагорный Андрей Викторович и ответчик Караштефан Александр Васильевич.  Эти двое не известных  Мигулеву особи  требовали друг от друга сумму денег 71600 гривен, где гарантией возврата долга была  та самая Алешина квартира.   Дело нашли потому,  что   Мигулев в компании с Караштефаном числился вторым  ответчиком.  Боже,  сколько нервов, времени и сил ушло на то, чтобы пробиться через   лабиринт  кабинетов и  безразличие  сотрудников суда,  прежде чем  разобрались,  кто и что от Мигулевых хочет.  Хотя по законодательству вроде ответчика должны извещать  об исковых требованиях.  Так должны или вроде бы? По законодательству – должны, а по жизни – вроде бы, без какой-либо ответственности для работников суда. 

Как же все происходило!  Уже  14 ноября  неизвестный Алеше Нагорный А.В. обращается с  иском к также  неизвестному Караштефану,  а заодно и к  Алексею Мигулеву  в Ильичевский районный  суд  (сейчас это Малиновский рай суд)  о возврате долга на сумму 71600 гривен, так как эти деньги он 6 ноября 2001 года – (помните Алешин выходной?)   якобы заплатил Караштефану,  а тот в тот же день эти деньги  отдал под расписку Алеше Мигулеву за  Алешину квартиру.  А  теперь спустя неделю,  они,  Алексей Мигулев и Караштефан, отказываются от нотариального оформления сделки.   Стандартная схема прохиндеев – нарисованный долг - всего лишь предлог  для завладения квартирой.

Того же 14 ноября 2001 г,   не тратя времени даром,  иск  принял к своему производству председатель Ильичевского районного суда Гранин Виталий Львович и тогда же наложил арест на квартиру.  

Возможно,  у вас возникнет вопрос, а почему в иск подан в суд Ильичевского района, в то время как квартира находится в Приморском?   К сожалению,  на этот закономерный вопрос  нет пока ответа.  И почему был принят к производству иск по договору недельной  давности?  А вдруг кто-нибудь из ответчиков просто приболел?  Вопросы могут возникать,  но наше законодательство не  предусматривает  обращение к судье с вопросами.  А жаль!

Махинаторы сделали все, чтобы эти вопросы   никто  и никогда не задавал не им и не  судьям.  Поэтому и «наградили»  Алешу  баночкой с опиумом,   но сорвалось. 

 По справке Государственной налоговой администрации в Одесской области  от 27 февраля 2008 года «сотрудники ПО «МИАР» за несколько лет  своей деятельности оставили более 400 семей без жилья», а в настоящее время на приговор МИАРовцам надеются только 27 семей.  Где оставшиеся  жертвы?  Мы можем только предполагать.   Не всем как Алеше повезло, не у всех оказалась такая Нина,  многим  не удалось разрушить сценарий махинаторов  и они просто исчезли  в тюрьмах,  богодельнях,  забомжевали  и ушли в мир иной.

Когда Мигулевы нашли дело в Ильичевской районном суде,  решения еще не было,  ведь  квартира все еще оставалась оформленной  на умершего отца Алексея,  а ни одного  документа кроме рукописных бумажек   у жуликов не было.  Спасибо неравнодушной  душе председателя кооператива,  шулеры до документов не добрались. 

По совету юристов  Мигулевы затребовали у нотариуса все документы, которые были  5ноября 2001 г пьяным  Алешей  подписаны и нотариально оформлены, а также сопутствующие к ним бумаги.   На счастье,   на то время фурия-нотариус оказалась больна,  ее заменял уже другой нотариус,  и он  по адвокатскому  запросу  выдал целую пачку  документов.  Оказывается,  договор дарения квартиры на Садовой  в  Алешину пользу уже через день был отмен,  и квартирка вернулась к прежнему владельцу  Прокопенко.    К тому же  документы свидетельствовали, что эта квартира  на Садовой как горячий пирожок регулярно меняет собственников.   А главное как!?  Если на Алешу  ее «перекидывали»   через нотариуса 05 ноября 2011 года,  то предыдущий собственник Прокопенко получил ее всего лишь 11 сентября  того же 2001 года судебным решением того же судьи Гранина В.Л.  Явно еще одна выморочная  квартира.  Однако в списке жертв ожидающих приговора этой  своре прохиндеев нет владельцев квартиры  на Садовой.  Кто они и где упокоились их души?   

После того как  Мигулевы с  этими документами  пришли к судье Гранину В.Л., Гранин от дела отказался  и передал его  судье Погореловой.   С тех  пор и до  12 марта 2008 года  - 6 лет квартира была под арестом,  а от Мигулевых  в судебном порядке требовали  передачи квартиры Нагорному или возврата 71 600 гривен,   которых они  в глаза не видели.  

Как доказать мошенничество, если тебя самого под статью подвели?  Каждое  заявление в прокуратуру, в милицию  были сродни битью головой о стену – сплошное самоистязание.   Но слишком много беды за это время  шулера из МИАРа  сотворили в Одессе,  слишком много  писем жертв  легло на столы так называемых правоохранителей,   и нарыв прорвал.  В 2005 году дела по мошенничеству МИАРовцев попало к следователю Королевой Н.И.  и начались  реальные следственные действия.     Наконец,  были возбуждены уголовные дела,  а некоторым прохиндеям  была избрана мера пресечения  - содержание под стражей.   Но только в кино  зло наказано, а справедливость  торжествует.  А в нашей жизни зло  проявляет чудеса изобретательности  и  продолжает свое зло.  В 2005 году  была создана новая контора «МИАР» под звонким названием  - Общественная организация – «Правозащитная организация»МИАР»  и теперь она  начала судить тех,  кто решил выдвигать претензии к  своре шулеров под крышей «МИАР».  В августе 2005 года в газете «Правое дело» появилась  статья «Фальшивые ноты»  следователя Королевой Н.И.» с подзаголовком «Информация  к размышлению для прокурора Одесской области»  в которой на следователя Королеву вылили ушат  грязи «для того чтобы  прекратить истязание граждан  со стороны следователя Королевой Н.И.»  

- Это уж слишком! -  решила Нина Мигулева и уже через день пришла в ту же газету «Правое дело»  письменно изложив свою точку зрения.    И газета  напечатала  ее  статью,  где те же события излагались уже  под углом  зрения  жертвы мошенничества.  Спокойная, обстоятельная статья со ссылками на факты и  документы.  Однако  одно из предложений  статьи «Мошенничество, «квартирные аферы»,  совершенные этой преступной группой лиц в нашем городе, приняли угрожающие масштабы»  «Правозащитная организация «МИАР» сочла оскорблением   и  уже 02 сентября 2005 года подала иск в суд о защите чести и достоинства  к редакции газеты «Правое дело» и Нине Мигулевой.  

Хотите верьте, а хотите нет,  но  в настоящее время, когда  в Киевском районном суде рассматривается уголовное дело по отношению к 18 членам  организованной преступной группы, которую  все привыкли называть «МИАР»,   где среди обвиняемых находятся и Прокопенко, и Караштефан,  и  Нагорный,  и Микулич в это же время в Приморском суде  судья Загороднюк Владимир Иванович  рассматривает  6-летний  иск о защите чести и достоинства   правозащитной организации «МИАР» в интересах  Караштефана - одного из этих 18 ти,   к  жертве МИАРа  Мигулевой Н.М. и газете «Правое дело» за то, что жертва мошенников назвала их своими именами до вынесения приговора.   Между прочим, согласно материалам следствия,  именно Караштефан «исполнил» на компьютере расписку  о получении Алексеем Мигулевым суммы 71600 грн. 

 Ну, теперь  понятно почему я преступную организованную группу лиц под названием «МИАР» (именно так она именуется в обвинительном заключении прокуратуры) называю  разными словами типа  прохиндеи, оглоеды, шулера, жулики, проходимцы, плуты, шельмы, канальи, гицали?  – это всего лишь мои оценочные суждения.

Оказывается, сперва должен быть вынесен приговор о мошенничестве и тогда  можно безбоязненно называть мошенника его настоящим именем.  

Но суда нет годами  для  этой своры   шулеров, жуликов, проходимцев, плутов, шельм и подобной нечисти.  Вот и  приходится использовать наш богатейший русский язык  как маркер для лиц,  для которых правосудие в  Украине пока не существует.   

Дожить бы!